Минфин России разъяснил порядок применения participation exemption при выплате кипрскому участнику дивидендов, фактическим получателем которых является резидент РФ

Назад

16.01.2018 13:37

  • компания А (Россия) владеет косвенно более чем 50% акций компании Б (Россия); при этом участие реализовано через прямое участие в компании В (Кипр) и косвенное участие в компании Г (Кипр); 
• приобретение акций компании Б кипрской компанией Г было осуществлено за счет полученного кипрской компанией от независимого российского банка кредита; при этом по условиям кредитного договора часть дивидендов, причитающаяся от компании Б в адрес кипрской компании Г, должна перечисляться кипрской компанией в адрес банка в счет досрочного погашения кредита; 
• кипрские компании В и Г не имеют на Кипре существенного присутствия и сообщили компании Б об отсутствии у них фактического права на доход в виде дивидендов и наличии такого права у российской компании А;
 • кипрские компании В и Г транзитом перечисляют сумму дивидендов, полученных от российской компании Б, за вычетом суммы, перечисляемой банку в счет досрочного погашения кредита;
при этом с учетом платежей банку компания А получает менее 50% от всей суммы дивидендов.
Вопрос налогоплательщика был связан с возможностью применения компанией А, являющейся фактическим получателем дивидендного дохода, ставки 0%, предусмотренной пп. 1 п. 3 ст. 284 НК РФ (participation exemption). Так, согласно пп. 1.1 ст. 312 НК РФ применение в указанной ситуации ставки 0% возможно при соблюдении следующих дополнительных условий: 
1) доля косвенного участия лица, признаваемого в соответствии с НК РФ налоговым резидентом РФ, имеющего фактическое право на получение дивидендов, в уставном капитале российского лица, выплачивающего дивиденды, составляет не менее 50%; 
2) сумма дивидендов, фактическое право на которые имеет лицо, признаваемое в соответствии с НК РФ налоговым резидентом РФ, составляет не менее 50% от общей суммы распределяемых дивидендов. 
Налогоплательщик обратился за разъяснением вопроса о том, лишается ли компания А фактического права на получение дивидендного дохода в части, в которой он в соответствии с условиями кредитного договора должен быть перечислен кипрской компанией Г банку в счет досрочного погашения кредита, а также будет ли считаться второе условие выполненным с учетом фактического получения компанией А менее 50% от всей суммы дивидендов.
В своем вопросе налогоплательщик также указал на ранее выпущенное Минфином России письмо от 6 декабря 2016 года № 03-08-05/72619, согласно которому второе условие можно считать выполненным вне независимости от того, какую сумму дивидендов фактически получит российское лицо, имеющее фактическое право на указанные дивиденды.
Отвечая на вопрос налогоплательщика, Минфин России ограничился общими формулировками, не обозначив четкой позиции по вопросу. Так, по мнению ведомства, российская организация при выплате дивидендов, фактическим получателем которых является российская компания, кипрской компании вправе применить налоговую ставку 0% при выполнении условий, предусмотренных пп. 1 п. 3 ст. 284 и п. 1.1 ст. 312 НК РФ.
Если указанные условия не выполняются, то применяется налоговая ставка, установленная пп. 2 п. 3 ст. 284 НК РФ, а именно 13%.
Позиция ведомства оставляет возможности для альтернативных толкований и не исключает начисления налога в указанной ситуации по ставке 13%.

Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
При входе и регистрации вы принимаете пользовательское соглашение