У закона нет границ

« Назад

11.08.2017 13:52

28 июля 2017 года Высокий суд Лондона на стадии до начала рассмотрения спора по существу определил: если жена и дети российского бизнесмена проживают в Англии, а он сам имеет право на временное проживание в этой стране в связи наличием у его супруги инвесторской визы, то такой россиянин считается подсудным суду Англии и Уэльса независимо от факта его постоянного проживания в России и других факторов, свидетельствующих в пользу рассмотрения спора у нас в стране. Таким образом, суд не удовлетворил ходатайство российского ответчика о приостановке рассмотрения данного дела в Англии в связи с неподсудностью дела судам Англии и Уэльса и не внял его доводам о необходимости рассмотрения спора в России. После решённого в деле VTB v Nutritek вопроса о подсудности «русских» дел, данное решение добавило качественно новый штрих к английской процессуальной доктрине forum non conveniens.

Как Руслан Урусбиевич против Симана Викторовича в Лондоне судился

3 февраля 2017 года российский бизнесмен Симан Поварёнкин прилетел в Лондон на празднование дня рождения супруги и сына. Однако хорошее настроение испортили неизвестные люди, вручившие ему повестку в суд и исковое заявление.

Если ответчику вручить повестку и судебные документы в Англии, это сделает его подсудным тамошним судам только если в течение 28 дней он не оспорит юрисдикцию. Для удобства Симана Викторовича и иных ответчиков в пункте 4 установленной формы №9 – уведомления о принятии иска (acknowledgment of service) - указана опция: Я намереваюсь (Ответчик намеревается) оспорить юрисдикцию.

Г-н Поварёнкин нанял HoganLovells и решил воспользоваться данным правом, тем самым лишив Руслана Урусбиевича права ходатайствовать о вынесении заочного решения.

Согласно полученному исковому заявлению г-н Поварёнкин должен был 7,5 млн долларов в счёт выполнения своих обязательств, вытекающих из покупки доли в совместном предприятии в Якутии, принятых перед другим российским бизнесменом ‒ Русланом Бестоловым.  Вынесенный 28 июля 2017 года судебный акт не является решением по существу спора, а это значит, что стороны ещё как минимум раз встретятся в суде, но он грянул как гром среди ясного неба: казалось бы, уже совсем закрытый вопрос о принципах подсудности иностранных споров английским судам в силу доктрин forum conveniens и forum non conveniens получил своё развитие совершенно с неожиданной стороны.

Коротко о матчасти

Извещение участников процесса по российскому праву рассматривается как судебная деятельность и поэтому является исключительным полномочием суда. В таком государстве общего права, как Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, это до сих пор является обязанностью истца. Без получения доказательств надлежащего уведомления ответчика производство по делу будет оставаться без движения. Когда-то истцы лично бегали и вручали вызов в суд своим оппонентам. Теперь этим занимаются специализированные околоюридические фирмы. Эта работа не является «беловоротничковой» и если взять Лондон, то я не знаю ни одной международной юридической фирмы, которая содержит таких специалистов в штате. Как правило, специалисты действуют по двое: первый вручает документы, второй снимает на камеру; после чего свидетельские показания первого о факте вручения (witness statement) направляются в суд. Исторически суд не вмешивается в этот процесс, он может со своей стороны лишь посодействовать заявителю в уведомлении иностранного ответчика в соответствии с Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам от 15.11.1965. Под иностранными ответчиками понимаются резиденты таких стран как Россия, но к ним нельзя отнести резидентов стран ЕС.

В связи с отсутствием кодифицированных норм о подведомственности и подсудности споров, правовые основания неприменения своей юрисдикции в отношении конкретного спора и устранение от его рассматриваются содержатся в доктрине forum non conveniens (далее – Доктрина). В самом общем виде Доктрина предусматривает отказ суда Англии и Уэльса от рассмотрения спора в пользу другой и более подходящей юрисдикции, где спор будет наилучшим образом разрешён в интересах справедливости, если такая юрисдикция будет установлена в процессе на стадии до момента разрешения спора по существу. Основные принципы Доктрины были сформулированы лордом Гоффом 30 лет назад в решении по делу Spiliada. Уже цитированное решение Верховного суда Соединённого королевства в деле VTB v Nutritek содержит в §62 руководящее указание нижестоящим судам: при сомнении, оставить ли «русское» дело слушаться в Англии или отправить истца судиться обратно в Россию – нужно установить страну, где находятся ключевые свидетели.

Бремя доказывания наличия у английского суда юрисдикции рассматривать спор в отношении ответчика лежит на истце. Но если дело уже принято к производству, то применить Доктрину суд в праве только по инициативе процессуального ответчика, а не по собственному усмотрению.

Практическим результатом применения судом Доктрины является приостановка процесса (stay proceedings) в суде Англии и Уэльса с обязанием истца перенести рассмотрение спора по существу в другую установленную и более подходящую юрисдикцию. Такое определение суда можно обжаловать в апелляции.

Основные доводы сторон

Ответчик напирал на отсутствие у Высокого суда компетенции рассматривать дело, для чего доказывал следующее:

  • спор не подпадает под юрисдикцию суда, поскольку наиболее подходящим местом для его разрешения была Россия;
  • обе стороны являются гражданами России и проживают в России;
  • деловые интересы обеих сторон находятся в России: у истца – исключительно, а у ответчика в значительной степени;
  • обе стороны не имели деловых интересов в Англии;
  • их договор был заключён в России, а его предмет – покупка и разработка нескольких рудников в Якутии, связан исключительно с Россией, но не с Англией;
  • все доказательства находятся в России, а все документы первоначально были составлены на русском языке;
  • свидетелями являются только русскоязычные жители России, чьё присутствие в суде потребует синхронного перевода;
  • стороны не договорились о том, что английский суд должен обладать юрисдикцией для разрешения их спора(ов) или что английское право применимо к их договору.

Поэтому более уместным было бы разрешение спора в России, резюмировал г-н Поварёнкин, а иск не имел, в целом, никакого отношения к Англии и полностью связан с Россией.

Истец наоборот не хотел связывать свои требования с российской Фемидой. По его мнению, иск был вручён лично ответчику в Англии, а это значит, что английский суд автоматически компетентен рассматривать спор;

Основной довод истца: ответчик является постоянно проживающим (domiciled) в Англии и поэтому английский суд должен признать исковые требования подсудными себе. Данную задачу истец решил через положения российского права об общем имуществе супругов и норму из английского статутного права:

Физическое лицо является постоянно проживающим (домицилированным) в Соединённом Королевстве если и только если:

а) он является резидентом в Соединённом Королевстве; и

б) природа и обстоятельства его пребывания указывают, что у него имеется существенная связь с Соединённым Королевством.

Вместе с Максимом Кульковым ‒ привлечённым экспертом по российскому праву - сторона истца доказывала совместный режим недвижимого имущества Симана и Ирины Поварёнкиных в отсутствие у последней самостоятельных доходов, достаточных для покупки и содержания дорогой недвижимости в лондонском районе Белгрейвиа, стоимостью 11,3 млн фунтов.

Выводы суда в данных фактических обстоятельствах:  

  • с 2013 года жена и дети ответчика проживали большую часть года в просторном жилье в Лондоне;
  • ответчик и его жена сознательно выбрали такой «стиль жизни», при котором жена ответчика и их дети будут жить в Англии в течение учебного года пока они не закончат получение образования в Англии;
  • лондонскую квартиру четы следует охарактеризовать как подлинно семейный дом; он не является «отелем»;
  • ответчик регулярно проводил значительные по продолжительности периоды времени в Англии со своей женой и детьми;
  • ответчик и его жена потратили очень крупные суммы денег чтобы соответствовать требованиям британской «инвесторской визы», что привело к временному проживанию в Англии с возможностью обращения за видом на жительство;
  • характер и обстоятельства пребывания ответчика в данной юрисдикции «в подавляющем большинстве» указывают на наличие у него существенной связи с Англией.

Предметом спора было простое взыскание долга вместе с процентами, поэтому суд признал большинство доводов ответчика несоотносимыми. Однако главный вывод суда по имеющимся материалам – критерий «исключительности» не применим к стране постоянного проживания индивида. Для целей определения процессуальной подсудности, государств постоянного проживания может быть несколько. Без ущерба для всех относимых принципов прецедентного права в отношении forum non conveniens, истец нашёл ответ на свой вопрос в определении терминов: «резидент» и «постоянное проживание» (домицилий) и суд поддержал его в этом.

В момент вручения сторонам судебного акта адвокаты г-на Поварёнкина просили председательствующего судью разрешить им обжаловать решение в апелляции, однако судья отказал им в этом.

Получается, что российские чиновники и бизнесмены, даже изредка используя возможности туманного Альбиона, могут оказаться в британском суде даже в связи с делами, которые не имеют никакого отношения к Англии.

Лондон — традиционное место судебных разбирательств российских миллиардеров и бизнесменов. Там проходили процессы с участием Романа Абрамовича, Олега Дерипаски, Сулеймана Керимова и многих других.



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее