Кто заработает на деофшоризации? Инструменты налогового планирования нового времени

« Назад

11.08.2017 14:44

Кому выгодна прозрачная мировая финансовая система, ужесточение налогового администрирования и compliance банках?

В целом, выигрывает мировая экономика, которая достаточно легко вышла из серьезного кризиса 2008 года преимущественно путем запуска потребления через печатный станок. Однако со временем все больше средств стали попадать не в экономику, а выводиться на финансовые рынки, а также в безопасные гавани с целью сбережений. Поэтому, на мой взгляд, большинство стран объединяет общая цель – заставить бизнес реинвестировать прибыль, накопления, полученные дотации, субсидии обратно в страну ведения бизнеса. Это приведет к существенному росту налоговых поступлений в высоконалоговых юрисдикциях.

Поэтому мы наблюдаем столь успешное подписание большим количеством стран конвенций об автоматическом обмене, взаимной административной помощи, по реализации мер плана BEPS (MLI) и др. Еще 10 лет назад столь эффективные шаги в сторону межстранового сотрудничества казались  утопией.

Не стоит забывать про фискальный эгоизм и налоговую конкуренцию между странами. Некоторые участники конвенций преследуют корыстные цели. В частности, привлечь прибыль и капиталы компаний, которые ведут бизнес в других юрисдикциях.  Это осложнит и замедлит работу межстрановых конвенций, но общий тренд не остановит. Попытка сделать распределение налоговой базы более справедливым, отняв ее у низконалоговых юрисдикций, отразилась в появлении плана BEPS.

Возвращаясь к общему пониманию глобальной фискальной реформы, в большом выигрыше останутся крупные банки. Так, у иностранных банков появляется все больше соблазнов и правовых инструментов отнять незадекларированный капитал у неместных вкладчиков (тратить такой капитал становится сложнее). Например, заблокировав средства в связи с неясностью происхождения, можно предложить вкладчику вернуть средства на банковский счет страны его налогового резидентства, или в любой банк, который он назовет, например, только 50% от суммы. Вкладчики из развивающихся стран наверняка предпочтут вариант 50%.

Давление регуляторов переместит капиталы из ранее лояльных банков в самые крупные и надежные, поскольку compliance становится примерно одинаковым во всех европейских банках.

Можно выдвинуть гипотезу, что инициаторы глобальной борьбы с эрозией налоговой базы преследуют следующие цели:

- сделать прозрачной мировую финансовую систему (чтобы капитал не утекал, а реинвестировался в экономику)

- обесценить незадекларированный капитал (чтобы легитимно изъять капитал и активы у налогоплательщиков преимущественно из развивающихся стран без судебных тяжб и громких скандалов, порочащих репутацию банков)- оставить налоговую базу в странах, где налогоплательщик ведет бизнес

На мой взгляд, после имплементации таких мер крупные платежи минуя публичность и compliance смогут проводить только финансовые организации при поддержке банка-корреспондента, который предоставляет корр.счет. Очень крупные конфиденциальные инвестиции (покупки акций) возможно будет осуществлять, в том числе, с участием фондов коллективных инвестиций.

Вековой успех Европы в качестве пристани для состоятельных бизнесменов объясняется незыблемым правом собственности. Если у Вас есть имущество в ЕС, его никто не отнимет, и оно  будет переходить Вашим наследникам во многих поколениях до полного износа. При таких правилах игры многие бизнесмены готовы на высокие налоги и почти нулевую рентабельность любых инвестиций в ЕС. Сейчас мы наблюдаем изменение толкования института права собственности в ЕС. Если актив (в частности, недвижимость) приобретен на средства, которые получены незаконно, то такой актив могут изъять в пользу государства (например, в Англии). Это может стать серьезной проблемой для владельцев, основная часть доходов которых не задекларирована. В основном, это налогоплательщики из развивающихся стран. Здесь Европа хорошо заработает и будет использовать этот рычаг как инструмент давления в вопросах внешней политики.

Любопытно, если подобный институт попытаются развивать в РФ (в том числе через контроль расходов). Это может привести к обвалу рынка элитной недвижимости и непрогнозируемому по масштабу переделу собственности. Думаю, внедрение такого института конфискации может серьезно обсуждаться в РФ только в маловероятном сценарии, в частности, когда все другие способы пополнения казны будут полностью исчерпаны.

Безусловно, если мировая финансовая система станет прозрачной, а доходы только задекларированными (даже сейчас звучит как утопия), то это может несколько осложнить жизнь и тем, кто инициировал такие изменения. Но потенциальный заработок от такого сценария перевесит их потери и дискомфорт. К тому же, неудобства в основном ждут тех, кто по иерархии существенно ниже группы инициаторов борьбы за финансовую прозрачность и прекращение эрози налоговых баз. Также нужно учитывать снижение уровня жизни и покупательной способности населения Европы за последние 10 лет как  еще один аргумент в пользу решительности ЕС и скорости подготовки специалистами ОЭСР многочисленных рекомендаций по глобальному ужесточению налогового администрирования.

В РФ политические и бизнес-элиты уже сформированы, время безграничных доходов прошло, капиталы заработаны и поделены. Прятать огромные состояния в иностранных банках (как и хранить их в иностранной валюте) по многим причинам может вообще не иметь смысла (особенно, если Вы PEP). Сценарии обмена информацией и утечек информации, а также пути адаптации к таким событиям были проработаны элитами во всем мире задолго до появления соглашения об автоматическом обмене информацией.

Почему низконалоговые и безналоговые юрисдикции активно участвуют в невыгодном им процессе борьбы с налоговыми злоупотреблениями и формировании прозрачной налоговой системы?

Почти все низконалоговые юрисдикции либо входят в состав заморских территорий Великобритании, либо в ЕС. Основные мировые валюты – доллар и Евро, отключение банка от корреспондентских счетов в этих валютах ставит под угрозу его существование.

Как налогоплательщикам перестроиться в новых реалиях?

Парадигма простая – платите налоги там, где зарабатываете. Юридические конструкции должны создаваться в тех странах, где ведется бизнес.

Если у Вас бизнес только в РФ, Вы не собираетесь переезжать и переносить бизнес-функции в иностранные юрисдикции, то двери в международное налоговое планирование Вам, скорее всего, закрыты.

На мой взгляд, наступает время индустриальных парков, особых экономически зон, льготных режимов для отдельных видов деятельности. Так, например, один из секторов, за который идет борьба - IT. Юрисдикции соревнуются в предоставлении налоговых льгот тем, кто выбирает место дислокации штата разработчиков. Ввиду возрастающей конкуренции помимо налоговых послаблений инвесторам государства будут предлагать все больше «комплексных программ лояльности» (инфраструктура, снижение тарифов и доступ к ресурсам и т.д.).

Какими инструментами борются с трансграничными злоупотреблениями в РФ?

Доктрина необоснованной налоговой выгоды. Ее применение стало настолько широким, что мы не заметили подмену понятий  - вместо концепции деловой цели в РФ фактически уже несколько лет применяется тест основной цели (налоговая экономия не должна быть не только единственной, но и основной целью осуществления хозяйственной операции). Ввиду недавней кодификации доктрины необоснованной налоговой выгоды применение общих антизлоупотребительных положений может стать через несколько лет более упорядоченным.

Т.е. поменялось в первую очередь не право, а его толкование. Нынешний фискальный крен в российской судебной практике, на мой взгляд, временное явление. Любая система стремится к балансу, пока его нет. Однако ждать возврата к безусловной презумпции невиновности налогоплательщика не стоит. Это время ушло надолго, или навсегда.

Каким стало международное налоговое планирование в РФ после вступления в силу антиофшорных поправок?

Трендом является смена налогового резидентства российскими бизнесменами. Линейный критерий 183 дня персональной налоговой привязки и отсутствие концепции жизненных интересов делает это решение массово доступным и иногда позволяет не быть налоговым резидентом ни одной из стран.

Налогоплательщики нередко обращаются к ликвидационной льготе, которая  может позволить вернуть актив в РФ по высокой балансовой стоимости. При перепродаже в будущем это позволит существенно сократить налоговые издержки. Однако, на мой взгляд, не решен вопрос об исчерпывающем перечне документов, необходимых для подтверждения стоимости ликвидационной массы.

Перенос/создание отдельных подразделений (функций) в юрисдикции с льготным налогообложением (Болгария, ОАЭ, Кипр, Гонконг, Сингапур, Эстония и др.) позволяет существенно снизить налоговую нагрузку. Уточню, речь не идет о регистрации компании со штатом из номинальных сотрудников и пустым офисом для вида. Таким образом, поменялись приоритеты. Теперь сначала ставятся задачи перед бизнесом и при их решении подбираются самые выгодные налоговые стратегии. Раньше было наоборот.

Российские налогоплательщики потеряли интерес к островным безналоговым юрисдикциям. Компании, инкорпорированные российскими налогоплательщиками на островах, фактически являются налоговыми резидентами РФ. Сложности открытия счетов и ассоциирование обществом офшоров с незаконной деятельностью, делают острова непопулярными.

При получении некоторых льгот физические лица – налогоплательщики стали задумываться о режимах владения имущества с супругами, если один из супругов нерезидент.

До антиофшорных поправок в иностранные компании было выгодно переносить исключительно прибыль, теперь стало интересно переносить на КИК убытки. Налоги, уплаченные КИК в иностранной юрисдикции, раньше рассматривались как затраты, теперь стали важным инструментом планирования, поскольку уменьшают налог к уплате в РФ по правилам КИК.

Сквозной подход при выплате дивидендов через цепочку иностранных компаний в пользу физического лица может позволить удерживать только НДФЛ и избежать налогообложения прибыли у источника.

Смена налогового резидентства иностранной холдинговой компании на российское может позволить избежать налогообложения дивидендов. Если будут улучшены условия правил освобождения от налогообложения прироста капитала, то РФ станет очень сбалансированной юрисдикцией для регистрации холдинговых компаний, владеющих российскими активами. Иностранный холдинг – налоговый резидент РФ может стать удачным компромиссом, когда стоят задачи  листинга на иностранных площадках, применения норм иностранного права в акционерных соглашениях и т.д.

Есть области, в которых усилия мирового сообщества пока бессильны. У всех на слуху IT сектор, который платит мало налогов, но есть и другие области. Например, сфера туризма. Так, вокруг озера Байкал построено много гостиниц, часть из которых подконтрольны китайским бизнесменам и по себестоимости сдают в аренду весь номерной фонд турагентствам и операторам Поднебесной. Китайские туроператоры, в свою очередь, через сеть агентств реализуют путевки на территории Китая преимущественно за наличные. Установить, где аккумулируется налоговая база и сколько туристов посетило гостиницу, практически невозможно. Введение курортного сбора в некоторых регионах РФ подтверждает, что проблему качественного администрирования отрасли решить не удалось.

Многие юридические структуры упростятся. Так, внутригрупповое финансирование будет все чаще происходить напрямую между центрами прибыли и затрат в группах, или по принципу кэш-пуллинга (финансированием будет заниматься компания-казначейство). Достаточно эффективным выглядит финансирование напрямую физическим лицом. Если сейчас такую модель трудно представить, особенно применительно к крупным займам, то через несколько лет на фоне активной борьбой с корпоративными вуалями, такая опция станет одной из составных частей комплексного механизма финансирования внутри группы.

Неясна судьба иностранных холдинговых компаний. После подписания РФ MLI (конвенция по реализации мер Плана BEPS) риски тотальной неприменимости льгот налоговых соглашений к компаниям, которые получают пассивные доходы (включая дивиденды), вызывает опасения. Пока не понятно, как к такому сценарию удастся адаптироваться крупному бизнесу. Не исключаю, холдингам придется переезжать в страны ведения операционного бизнеса компаний, в том числе, путем редомициляции (для РФ неприменимо) или смены налогового резидентства.

Возможно, регистрация холдинга в юрисдикции, где у Вас ничего нет, часто и есть злоупотребление согласно современному пониманию права. Основная бизнес-цель выбора такой юрисдикции – налоговые льготы при продаже бизнеса и при получении дивидендов. Безусловно, есть и другие неналоговые цели. Но поскольку выбор, например, Германии или Франции в качестве страны регистрации холдинговой компании для российского бизнеса – большая редкость, те другие цели часто сложно назвать основными.

Какие прогнозы на будущее?

Внутреннее законодательство РФ.

При С. Шаталове налоговая система была сбалансирована. Сейчас удалось продвинуться в решении проблемы однодневок и чрезмерной эрозии налоговой базы. Поэтому поиском баланса займутся снова.

Возможно увеличение НДФЛ в 2019 году. Чем больше бизнесменов вернут доходы в РФ и в свои декларации, тем выше вероятность такого события. Если это произойдет, то ставка налога на дивиденды будет ниже базовой ставки и распределять прибыль контролирующему лицу КИК может стать выгодней, чем оставлять прибыль за границей. Возможно введение концепции центра жизненных интересов или «налога на выход» (exit tax) для физических лиц, которые будут менять налоговое резидентство в годы получения существенных доходов.

Споры с ФНС по трансфертному ценообразованию в трансграничных сделках через несколько лет начнут перетекать в плоскость переговоров между налоговыми органами о делении налоговых баз между странами.

Будет повышаться качество налогового администрирования физических лиц. В долгосрочной перспективе неизбежно появление налога на наследство. Для корпораций в РФ пик ужесточений законодательства пройден. Повышение налоговых ставок и существенное сокращение льгот будет бессмысленным, поэтому не предвидится. А вот развитие институтов привлечения к имущественной ответственности собственников бизнеса, к сожалению, продолжится.

Очень надеюсь, что не будет пересмотрена глубина налоговой проверки в РФ – 3 года.

Применение соглашений об избежании двойного налогообложения российским бизнесом.

В ближайшем будущем применение льгот налоговых соглашений к существенным по размерам выплатам будет осуществляться преимущественно с обращением к  механизму согласований права на льготу с компетентными органами. Так, борьба со многими трансграничными налоговыми злоупотреблениями возможна или через усиление общих антизлоупотребительных норм, или через ручное управление – механизмы согласований. Но бесконечное усиление общих антизлоупотребительных норм приведет (привело в РФ?) к непрогнозируемым налоговым рискам, сделав затруднительным применение любых налоговых льгот, поэтому добро пожаловать в мир согласований, который долгое время будет доступен только крупному и среднему бизнесу.



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить