Реальное экономическое присутствие на BVI - возможно ли это?

Назад

25.12.2018 16:57

При этом многие источники формулировали проблему таким образом, что якобы вообще все компании обязаны создать substance..

Конечно, Кайманы и Бермуды – это важно, но самым распространенным и популярным в СНГ инструментом являются широко известные Британские Виргинские Острова, где только по официальным данным располагается около 38 млрд долл. российского капитала. Что можно сказать о ситуации применительно к БВО?

Как говорится в пресс-релизе министра финансов БВО, Орландо Смита, БВО уже давно идут навстречу Европейскому Союзу в вопросах налоговой прозрачности, принципов «честного налогообложения», анти-BEPS регулирования и других. Однако, теперь Европейский Союз (цитата) попросил у Британских Виргинских Островов и других низконалоговых или безналоговых юрисдикций, таких как Бермуды, Каймановы Острова, Британские зависимые территории, еще больше содействия – в этот раз по вопросу наличия «экономического присутствия», требования к которому обозначены в критерии 2.2 «честного налогообложения». Население и предпринимателей министр финансов пытается при этом успокоить, словно безнадежно больного ребенка поглаживанием по голове, обтекаемыми формулировками и отсылками к тому, что «везде рано или поздно будет так». Но что конкретно сулит законопроект, внесенный на рассмотрение парламента БВО в декабре 2018 года?

Сперва давайте разберемся, что такое критерий 2.2. Министр финансов, очевидно, ссылается вот на этот документ, что является, ни больше, ни меньше, чем Протоколом заседания Совета Европы от 4 декабря 2017 года.

Приведем ниже перевод содержания этого критерия.

2. Честное налогообложение

Критерий, которому должна удовлетворять юрисдикция, чтобы считаться выполняющей условия договоренностей о «честном налогообложении»:

2.2. Юрисдикция не должна создавать льготные режимы для оффшорных структур или образований, направленных на получение прибыли, не связанной с реальной экономической активностью в этой юрисдикции.

Иными словами, «оффшор на БВО» хотят просто запретить. Насколько реальным может стать такое положение дел в ближайшем будущем?

С одной стороны, Орландо Смит, видимо, представляет себе, как БВО становится чем-то вроде Кипра, куда приходят реальные инвестиции, нанимается персонал, номинальное директорство становится профессиональной отраслью на рынке труда и т. д.

Но если заглянуть в базу данных Offshore Leaks, там окажется несколько сотен тысяч компаний, зарегистрированных и действующих на БВО (активных) до настоящего момента, то есть, для организации присутствия этих компаний на БВО потребуется аренда сотен тысяч офисов. В то же время, даже если такое количество офисов на БВО в принципе возможно найти (что маловероятно), то все помнят прошлогодний ураган «Ирма», по самым скромным подсчетам уничтоживший от 30 до 40 % всех строений на Островах. С того времени прошло уже больше года, но последствия этого урагана продолжают ощущать на себе как местные жители, так и владельцы разрушенных коммерческих сооружений. Даже до урагана на Британских Виргинских Островах практически не было офисов хорошего класса, а сейчас и подавно.

Вышеизложенная информация говорит о том, что редкий коммерсант посчитает достаточно разумным такое вложение средств, как организация какого-либо более или менее реального присутствия бизнеса на БВО.

В связи с этим мы ожидаем в будущем следующего развития событий:

  1. Из законопроекта и слов господина Смита следует, что в обязанности каждого регистрационного агента на БВО будет входить установление налогового резидентства каждой администрируемой им структуры. И лишь в том случае, если она имеет (или претендует на) налоговое резидентство БВО (что обычно подтверждается сертификатом налогового резидентства) ей необходимо будет иметь признаки экономического присутствия (substance).
  2. Все желающие подтвердить substance компании будут пытаться выполнять предписания, которые, поначалу, будут достаточно простыми, вроде предоставления регистрационному агенту отчетности компании, адреса офиса на БВО и, возможно, подтверждения оплаты арендных платежей за него, предоставление данных о сотрудниках (например, директоре) – резидентах, нанятых в штат и пр. Эти требования будут постепенно ужесточаться, но до этого момента может пройти еще несколько лет.
  3. Скорее всего, услуги номинального директора на БВО станут «профессиональными» (читай «лицензируемыми») с обязательным условием назначения местного директора для домашней компании.
  4. На данный момент текст законопроекта подразумевает, что существует некий перечень активности, вхождение в который предполагает автоматическое возникновение обязательства у компании быть экономическим резидентом БВО:
  • Финансовые компании (страховые, инвестиционные, банковские организации и пр.) – деятельность, которая сейчас лицензируется.
  • Судоходные, судовладельческие компании.
  • Компании-холдинги.
  • Компании-владельцы нематериальных (интеллектуальных) активов.
  • Servicing-компании (пока что мы не знаем точно, как это трактовать: возможно, подразумеваются компании, которые физически обслуживают что-то на БВО, а может быть, и консалтинг на каких-то условиях может войти), компании-дистрибьютеры продукции на территории БВО.

Тем не менее, пока что очевидно, что ряд видов деятельности не приводит к обязанности образования экономического присутствия компании на БВО – например, торговля, а значит, вообще любая оффшорная компания не должна автоматически с 2019 года принимать меры по организации substance. Кроме того, мы полагаем, что администрация БВО будет относиться к подтверждению substance достаточно лояльно, совершенно точно, что более лояльно, чем, например, относится администрация Кипра.

В то же время, конечно же, нужно ожидать, что подобная тенденция будет распространяться.  


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее