Как российские владельцы кипрских компаний реагируют на деоффшоризацию

Назад

26.12.2016 06:20

Целью опроса было выяснить каким образом проводимая российскими властями деоффшоризация повлияла на стратегию поведения владельцев компаний на Кипре.

Проанализировав результаты опроса, специалисты IPT Group пришли к выводу, что около 40% российских владельцев кипрских компаний сейчас активно заняты созданием реального присутствия (Substance) на Кипре. Еще 28% готовятся ликвидировать свои компании. Некоторые (10%) намерены сменить налоговое резидентво на российское, а меньшинство (8%) переводят акции своих кипрских компаний в дискреционный траст. Оставшиеся 14% занимают выжидательную позицию

Аналогичный опрос был проведен в начале 2015 года (в самом начале российской деоффшоризации). Тогда о создании реального присутствия на Кипре задумывалось лишь 6% владельцев компаний (то есть почти в семь раз меньше, чем сейчас). А ликвидировать свои кипрские компании тогда планировали примерно столько же предпринимателей (6%).

Основным типом реакции в начале 2015 года была выжидательная позиция (70% владельцев). Сейчас доля ничего не предпринимающих сократилась до 14%. Еще 10% намерены сменить налоговое резидентство на российское (ранее 6%). До 8% с 12% уменьшилась доля переводящих активы под дискреционный траст (в нем нет списка бенефициаров, доверительные владельцы могут распределять прибыль среди определенных групп выгодополучателей; при правильном структурировании такой траст не считается контролируемой иностранной компанией).

По данным экспертов, затраты на создание реального присутствия на Кипре составляют от $50 тыс. в год (для сравнения: в Швейцарии — от $200 тыс.). Создание присутствия (наличие физического офиса, сотрудников в штате, реального директора, несущего ответственность за свои решения, и прочее) стало реакцией владельцев офшоров на изменение не только законодательства, но и судебной практики. Подписанное Россией соглашение об автоматическом обмене информацией между налоговыми органами фактически заработает только с 2018 года. "Но уже сейчас активно формируется судебно-арбитражная практика по вопросу, кто является действительным получателем денег — реальный бенефициар или техническая компания в целях применения налоговой льготы, и игнорировать ее не стоит. Один из знаковых примеров — недавнее решение Арбитражного суда города Москвы по делу ПАО "Северсталь"",— говорит директор департамента международной налоговой практики и бухгалтерского учета IPT Group Дмитрий Квитко.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее